ПоддержатьУкраїнська

«У вас просто остановится сердце» — инфекционист об опасностях самолечения и о том, чем лечат украинцев с коронавирусом

StopCor
StopCor

StopCor

«У вас просто остановится сердце» — инфекционист об опасностях самолечения и о том, чем лечат украинцев с коронавирусом

«У вас просто остановится сердце» — инфекционист об опасностях самолечения и о том, чем лечат украинцев с коронавирусом

«У вас просто остановится сердце» — инфекционист об опасностях самолечения и о том, чем лечат украинцев с коронавирусом

Инфекционист, кандидат медицинских наук Юрий Жигарев в интервью Радио НВ рассказал о новых протоколах лечения украинцев с COVID-19, опасностях самолечения и том, эффективны ли противомалярийные препараты против коронавируса. 

Об этом пишет сегодня издание «Новое время».

— В начале апреля в Украине появился единый протокол лечения больных COVID-19, который утвердил Минздрав Украины. Однако ряд экспертов и врачей начали его критиковать. Что с ним не так?

— С ним все так, лично у меня никаких претензий к нему нет. Там все очень просто: это экспериментальное лечение, и на этом делается акцент. Человек должен подписать информированное согласие, и врач должен сообщить, что это не гарантированное лечение — мы не отвечаем, скажем так, за его эффективность и последствия. Если вы не против, мы сможем назначить вам эти препараты. Но на сегодня мы прекрасно понимаем, что нет ни одного препарата, который бы действительно показывал какую-то 100% эффективность.

— Каким путем преимущественно идет мир в лечении COVID-19 и что рекомендует Всемирная организация здравоохранения?

Читайте также: На Прикарпатті зафіксували ще одну смерть від COVID-19

— Конечно, общих рекомендаций по лечению от Всемирной организации здравоохранения просто не может быть, потому что каждая страна имеет свою систему здравоохранения, они совершенно разные, и финансовые и другие возможности тоже отличаются.

Например, этих препаратов в Украине мы не производим. Понятно, что та страна, которая производит эти препараты, имеет больший доступ и большие возможности. А мы все должны либо закупать, либо ждать, когда приедет какая-то гуманитарная помощь. Так что в разных странах совершенно разные возможности, поэтому сейчас каждая страна решает для себя. И так же, как мы создали эти национальные протоколы, так и в каждой стране тоже есть свои национальные рекомендации.

Но на самом деле этого можно было и не делать, потому что у нас был приказ (бывший Минздрав его издал) о том, что наши украинские врачи имеют право использовать международные протоколы, принятые в других странах. Поэтому мне никто не может не позволить использовать какой-то австралийский, например, протокол лечения, если я считаю, что он может хорошо помочь моему пациенту.

— Сообщение о выздоровлении первого в Украине больного появилось еще во второй половине марта. Чем и как лечили до этого времени украинцев, заболевших COVID-19?

— Это было симптоматическое лечение, как мы говорим. То есть, если есть определенные симптомы заболевания, и они как-то выражены, то мы даем такое лечение, для того чтобы эти симптомы «подавить» — тогда человеку становится легче. Если это дыхательная недостаточность, то нужна искусственная вентиляция, например, кислород и тому подобное; жаропонижающее, — если температура высокая. По моей информации, пациентов, получивших эти препараты с противовирусным эффектом для этиотропной терапии [лечение, направленное на устранение причины возникновения заболевания], достаточно мало — это единичные случаи на сегодня.

— Почему многие страны видят панацею лечения COVID-19 в гидроксихлорохине и хлорохине? Что это вообще за препараты, о которых писал в своем Твиттере [президент США Дональд] Трамп и предсказывал едва не переворот в медицине благодаря этим лекарствам?

— Я могу сказать, что это с легкой руки президента Трампа, наверное, пошло. Я считаю, что это несет очень негативный эффект, потому что, если сейчас каждый пациент будет приходить к врачу и начинать по каждому препарату с ним спорить, говорить «Я хочу, чтобы меня этим лечили» или «Я не хочу, чтобы меня этим лечили», то вы понимаете, куда наша медицина пойдет.

Поэтому я считаю, что вообще не нужно говорить о каких-то отдельных препаратах и их свойствах. Есть такие люди, которые называются «врачи» — они много лет учились для того, чтобы знать все эти препараты, их эффекты и побочные свойства и тому подобное. И если какой-то человек думает, что он прочтет в интернете несколько страниц и будет подкованным для того, чтобы спорить с врачом, то нет — так не бывает, к сожалению или к счастью.

Действительно, это противомалярийные препараты, они широко и много лет использовались для лечения малярии и эффективны против нее. И, вроде, некоторые группы исследователей использовали [их] для лечения этой [коронавирусной] инфекции и сказали, что есть какой-то определенный эффект. Но это ни в коем случае не панацея, это ни в коем случае не стопроцентный, не гарантированный эффект. И к тому же эти препараты имеют достаточно серьезные побочные эффекты. То есть, если человек без назначения врача начнет принимать этот препарат, если он даже найдет его в аптеке, то хорошо ему может не быть, а вот плохо — может, и очень сильно.

Читайте также: Врач рассказал о причинах запоздалого диагноза на коронавирус

— Вы сказали о негативных последствиях: какими они вообще могут быть при самовольном приеме определенных препаратов людьми, которые бегают и бьются в истерике в поисках якобы действенных лекарств от нового коронавируса?

— Никакой истерики не будет, потому что у вас просто может остановиться сердце, и все. И после этого никаких проблем уже не будет ни с истерикой, ни с препаратами. Это один из серьезных побочных эффектов. Некоторые из этих препаратов используются в том числе и для лечения больных с определенными хроническими ревматическими заболеваниями, и это такое хроническое лечение, продолжающееся годами, во время которого человек должен постоянно принимать эти препараты. То есть, если он не сможет купить этот препарат, то у него возможно постепенное ухудшение состояния, если он не найдет заменителя.

— Отличаемся ли мы, украинцы, от других народов? За рубежом обычные люди из-за паники тоже раскупили лекарства в аптеках?

— Я не буду говорить об отдельных препаратах, но то, что «выгребали» — например, санитайзеры, маски — это вообще сейчас глобальная проблема в мире. И с этими препаратами, о которых мы говорили, тоже были случаи, когда простые люди приходили, покупали, принимали без назначения врача и получили вышеназванные побочные эффекты. Насчет Украины могу сказать, что у нас пока все спокойно. Не знаю почему — здесь много факторов.

Во-первых, мы отстаем от других стран (вы знаете, какая была ситуация в Италии и Испании, а у нас тогда еще были только единичные подтвержденные случаи) — может, с этим связано, а возможно, с каким-то нашим менталитетом. То есть у нас в селах люди сейчас сажают картофель и нормально себя чувствуют, никто по аптекам не бегает. Сейчас мне никто не говорил, что был какой-то ажиотаж, скупали все препараты в аптеках и тому подобное. Такого я не наблюдал.

— Из украинских аптек исчезали и привычные для нас препараты, например, парацетамол. Поэтому фармакологические компании заявили о дополнительном производстве этого препарата. Что в нем такого?

— Его особенность [состоит] в множестве производителей, так как парацетамол — это такое название [вещества], и очень многие компании производят эти таблетки с парацетамолом. Но они все скрывают один очень неприятный факт: он очень сильно и неумолимо действует на печень, особенно в больших дозах и в сочетании с алкоголем. Идет реклама — «детский парацетамол, безопасный, давайте деткам», — и у людей складывается впечатление, что это чуть ли не витаминки, все эти так называемые «жаропонижающие чаи». А на самом деле — нет.

Поэтому люди, считая, что это очень безопасный и очень эффективный препарат, скупают его, даже детям дают. Вторая причина заключается в том, что, например, аспирин (ацетилсалициловая кислота) вообще противопоказан при таких состояниях — при ОРВИ, при гриппе его лучше не использовать; некоторые другие жаропонижающие препараты также показывают не слишком хорошие эффекты, и поэтому сложилось впечатление, что это [парацетамол, — Ред.] наиболее доступный, дешевый и безопасный препарат. Поэтому люди его и скупают.

— Что говорить о парацетамоле, если даже имбирь сейчас начали массово скупать. Некоторые верят в его целительную силу при лечении COVID 19.

— Есть определенная информация о том, что он действительно обладает противовоспалительными, иммуностимулирующими, антибактериальными, бактерицидными и другими свойствами. То есть, если вы постоянно будете пить чай с имбирем, то плохо вам от этого 100% не будет (а может, станет даже лучше). А именно насчет COVID-19, конечно, никаких научно обоснованных данных о том, что он как-то влияет [на течение болезни], пока нет.

— Что вы отвечаете своим друзьям, когда они просят вас дать советы по лечению или профилактике COVID-19?

— У меня есть такие советы. Наверное, я буду «оригинальным». Простые вещи спасают жизнь: мойте руки, носите маску, избегайте всех возможностей инфицирования — это вам профилактика. Соблюдайте социальное дистанцирование, слушайте то, что вам говорят о карантине и ограничительных мерах врачи и правительственные организации, и поддерживайте свой иммунитет.

Карантин — это не изоляция; эти ограничительные меры не означают, что надо сидеть дома и не выходить вообще никуда (хотя все еще пишут «сидите дома»), все же человек должен понимать, что он должен быть и на свежем воздухе, и солнышку себя показать, потому что сейчас такие теплые солнечные дни. Если вы выйдете, где-то прогуляетесь в парке — не общаясь, конечно, и не компанией на шашлыки, а в одиночку — для вашего здоровья, кроме пользы, ничего плохого не будет.

И плюс полноценное питание, потому что многие люди сейчас закупают [продукты] на неделю, — какие-то макароны, гречку, — и потом на них «сидят». Для полноценного иммунитета человеку постоянно, каждый день нужны и овощи, и свежие фрукты. Поэтому на это надо тоже обращать внимание.

Другие новости