ПоддержатьУкраїнська

Польский эксперт спрогнозировал, когда закончится война в Украине

Война в Украине, если ничего неожиданного не произойдет в деле переговоров, продлится еще как минимум два года

Анастасия Ковалева
Анастасия Ковалева

Редактор ленты новостей

Польский эксперт спрогнозировал, когда закончится война в Украине

"Украина должна спросить у ЕС и НАТО: "Почему вы нас не вооружили?" – депутат Сейма, который 10 лет назад предсказал войну за Днепр": под таким заголовком ЗИФ опубликовал интервью с польским историком и политиком, экспертом по вопросам нацбезопасности Польши Анджеем Запаловским, который известен своими неоднозначными заявлениями по Украине. Предлагаем вашему вниманию вторую часть этого разговора, в котором Анджей Запаловский сформулировал неприятный и болезненный вызов, стоящий сегодня перед Украиной, и дал прогноз: война еще продлится 2 года.

Об этом пишет издание "Западный фронт".

– По вашему мнению, как долго еще будет продолжаться украинско-российская война и какова вероятность большой войны в Европе?

– По моей оценке, война в Украине, если ничего неожиданного не произойдет в деле переговоров, продлится еще как минимум два года.

Что касается войны в Европе, то хотел бы начать издалека. Проблема в том, что многие политики имеют ограниченное стратегическое мышление. В частности, они не понимали значения того периода, наступившего после подписания так называемых "минских договоренностей" (и продолжавшегося до полномасштабного вторжения). Украина использовала то время для подготовки и проведения Антитеррористической операции (АТО), а также для значительного реформирования армии, но этого оказалось недостаточно, в соответствии с уровнем угроз, с которыми впоследствии пришлось столкнуться.

И здесь, прежде всего, следует винить США. Если американцы сдавали себе дело, что дойдет до полномасштабной вооруженной конфронтации и что "минские договоренности" являются только временем, чтобы подготовиться к войне, то они должны подготовить украинскую армию к ней, снабдив оружием и боеприпасами. Однако они этого не сделали.

А Польша? Польша использовала это время для развития армии?

– Нет. Я о такой необходимости тогда однозначно и четко говорил, но… Теперь все хватаются за головы, мол, как так, что так много не сделано.

Повторяю, одна из причин, почему это произошло – у части политиков не было стратегического видения. Но не только это.

Денег на подготовку к войне с россией не было. Однако сейчас возникает вполне логичный вопрос: сегодня Запад находит миллиарды для Украины, а тогда, когда это следовало делать, не нашел? Но именно тогда нужно было перевооружить Украину в тот десятилетний период. И это ключевая вещь.

Я прежде всего обращаю внимание на процессы, потому что мы не можем угадать, что творится в голове того или иного лидера, но можем увидеть, в каком направлении происходят события. И если политики, понимающие, к чему оно идет, не реагируют на очевидные тренды, они соглашаются с тем, что будет.

Собственно, и сейчас я, как депутат Сейма, очень критически высказываюсь по поводу решений, связанных с обороноспособностью Польши, потому что мы не проводим той подготовки, которую имели бы. Мы также ограничиваемся частичными мерами, потому что часть польского общества и многие политики считают, что войны не будет. Но ведь так же было в Украине, когда как минимум половина людей и политиков не верили, что будет война. Однако это ключевая ошибка.

А как насчет Брюсселя? Там верят, что события разворачиваются к большой войне в Европе и что россия может начать с оккупации стран Балтии?

– Нет, не верят. В ЕС уверены, что будет большая война на Ближнем Востоке, где имеют свои интересы французы, англичане, итальянцы. Их интересы именно там, а не в Восточной Европе. Польша, Украина для них – буферная зона перед россией. Мы, поляки, тоже должны четко осознавать, что и Польша – это буфер перед россией.

Страны Балтии с военной точки зрения практически невозможно защитить. Россияне действительно за три дня захватят эти страны. Малая численность населения и небольшие территории практически делают невозможным любую оборону. Или кто-нибудь придет на помощь? Не уверен. В самом деле, кроме американцев, больше никому. В Европе нет оружия и нет военных. Скажем, когда мы говорим о сухопутных войсках Германии или Британии, то они значительно меньше, чем в Польше. И это фундаментальная проблема.

Следовательно, главный вызов, который сегодня предстал перед Украиной, и я говорю это прямо, таков: или как можно быстрее прекратить вооруженную борьбу и идти на переговоры, или, наоборот, продолжать вооруженное сопротивление. А если так, то нужно ответить на главный вопрос – откуда брать вооружение, боеприпасы и солдат. Если ответа на этот вопрос нет, то продолжение вооруженного сопротивления – это абсолютная безответственность, потому что повлечет за собой потерю новых территорий и тысяч солдат, которых за короткое время уже некому будет заслонить.

И этот выбор должно сделать украинское общество и украинские лидеры.

– А если бы Польша предстала перед такой дилеммой: сражаться или переговоры и потеря территории?

– Скажу одну вещь, по поводу которой вы, очевидно, будете иметь свое мнение. Или кто-то сокрушался о Польше, когда она потеряла половину своей территории на востоке, где теперь Украина и Беларусь. Англичане, французы, американцы проглотили это, и никто тем не волновался. И теперь я опасаюсь, что когда дойдет до какого-то перемирия, достигнутого без участия Украины, американцы и британцы скажут Украине: "Так должно быть".

Есть такие оговорки, потому что знаю, как эти страны поступили в отношении Польши. И здесь речь не идет об истории, а о том, что ни одно государство в Европе не имеет справедливых границ. Эти границы – это исключительно следствие политических решений, гарантированных силой государств и международными соглашениями. И только. Поэтому всегда у кого-то есть территориальные претензии.

То есть, дело с границами такое, что кто когда-то решил именно так, и это нужно принять. Я уже говорил, что в Польше сейчас нет ни одной дискуссии по этому поводу Львов польский или нет. Львов – это украинский город, точка. Никаких дискуссий. Но Путин уже примерно лет десять говорит, что россия заберет восточную часть Украины, а поляки, значит, пусть берут себе Львов. Это безумие!

Если бы сегодня в Польше провести опрос, хочет ли кто-то воевать с Украиной, чтобы вернуть какие-то территории, то 99% поляков ответили бы "нет".

Более того, ни один здравомыслящий политик не начнет войну с другим государством за землю. Повторяю, это безумие, потому что, во-первых, это большие потери, а во-вторых, зачем? Ведь и в Польше, и в Украине все меньше людей. Когда-то государства бились за землю, потому что был большой демографический прирост, а сегодня, наоборот, Польша безлюднеет, потому что все меньше рождается детей. Поэтому нужно принципиально изменить образ мышления: нужно уметь оборонить и сохранить то, что занимаешь.

– А как бы обозначили геополитические интересы России, учитывая войну, которую она развязала в Украине?

– На мой взгляд, россия в Украине хочет довести ситуацию, которая была 300 лет назад, и заключить Переяславское соглашение-2. То есть, разделение по Днепру: Левобережье отходит к Западу, Правобережье – россии. Я опасаюсь, что цель россии – захватить весь левый берег Днепра и, скорее всего, Одессу. Именно с точки зрения такого видения, я выше говорил, что Украина встала перед сложной дилеммой: продолжать ли эту войну и нести потери, или ее приостановить. Но я здесь не смею ничего советовать, это исключительно внутреннее дело Украины.

10 лет назад вы сказали, что у России есть стратегическая пауза " где-то к 2020 году " , чтобы на своих западных границах " выстроить санитарную полосу своей безопасности " . Потому что потом не сможет по нескольким причинам : катастрофическая демография в ситуации , обострение проблем с мусульманами, рост Турции . И следующая большая проблема для России – Китай и Дальний Восток. Или эти факторы могут разорвать россию изнутри.

– Из того, что знаю, россия, очень опасается перечисленных факторов. Однако, если говорить о Китае, то прежде всего эта страна должна вернуть себе Тайвань, и только после этого может дойти до конфликта с россией.

Китайцы – это народ, имеющий культуру стратегического видения, которая достигает нескольких тысяч лет. Они даже дразнить россию не начнут до тех пор, как не уладят вопрос Тайваня, у берегов которого "проплывает" 60% мировой морской торговли. Контроль за этим торгово-морским трафиком для Китая в сто раз важнее куска Сибири.

Собственно, проблема в российско-китайских отношениях может возникнуть примерно через 30 лет, но не быстрее. Если кто-то надеется на это сегодня, это ошибка.

Почему США не хотели, чтобы ВСУ наносили удары в глубине России? Американцы не хотят настолько ослабить россию, чтобы она упала в руки китайцев. США балансируют, они стремятся, чтобы Украина оборонилась, но не хотят свержения России.

Следовательно, в этом всем Украина должна найти свой интерес и баланс. Более 10 лет назад меня обвиняли в пророссийских симпатиях, когда я говорил, что политический вектор Украины на построение государства одного народа в ситуации, когда есть такое большое (пророссийское) меньшинство, не удастся реализовать, потому что того не получилось нигде на свете. Один пример. Шотландия 250 лет находится в составе Великобритании, все говорят по-английски, а пару лет назад чуть не объявила независимость: несколько процентов не хватило.

По моему глубокому убеждению, войны в Украине не было бы, будь Украина федеративным государством, она бы не потеряла ни одной своей территории и сохранила бы свою целостность. И я об этом говорил десять лет назад. Если у вас 10 миллионов сознательных украинцев на западе и 10 миллионов пророссийского населения на востоке, а остальное население в известной степени нейтрально, то первые не украинизируют вторых и, наоборот, вторые не русифицируют первых. Само игнорирование этого привело к войне. Это был интерес прежде всего англосаксов, а россияне не могли себе позволить, чтобы 600 километров от Москвы было влияние англосаксов.

Возьмем ли Харьков. Я уже упоминал свою статью "Украина как буферная зона России", написанную в 2019 году для "Политического обзора" ("Przegląd Polityczny"). В ней я пришел к выводу, что украинско-российская война неизбежна и что россия не успокоится, пока не вернет себе Харьков – это стратегический город. Собственно, имею подозрения, что Россия не пойдет ни на какие переговоры, пока не будет иметь контроль над этим городом.

– Вернемся в Китай. Недавно прошли российско-китайские переговоры. Интерес Китая в этой войне?

– Еще раз обратим внимание, что китайцы не протестовали после того, как россия открыто ворвалась на территорию Украины. Отсюда предположение: не было ли вторжение частью русско-китайского взаимопонимания. Китайцы не против Украины, китайцы против влияний США в Европе, и выталкивающая американцев из Европы россия является союзником Пекина. Такие события нужно отчитывать, глядя на карту мира, а не только в Европу.

Больше всего я опасаюсь, что интересы Украины во время переговоров будут представлять англосаксы. Интересы Украины должны формулировать и представлять сами украинцы при поддержке китайцев. Почему? Потому что китайцы наиболее нейтральны в этой истории. Американцы просто будут продолжать вести свою игру на этом направлении.

А теперь допустим, что разразится война на Ближнем Востоке. Украина не получит ни вооружения, ни боеприпасов, потому что их просто негде будет взять. Надо реально смотреть на вещи. Эмоции здесь самые плохие советчики.

– Как бы вы оценили перспективу перехода Европы на военную экономику?

– По-моему, если дойдет до войны на Ближнем Востоке, то Европейский Союз сконцентрируется на проблеме миллионов беженцев, которые будут убегать в Европу с Ближнего Востока. Собственно, нашествие беженцев станет главным вызовом для Европы, а не подготовкой к вооруженному конфликту.

Опять же такая война парализует весь Ближневосточный регион. Откуда Европа будет брать нефть? И здесь есть такая оговорка, что Европа начнет выходить из многих договоренностей и начнет снова искать нового понимания с россией.

Если Западная Европа, в частности Германия, окажутся перед перспективой жить беднее, то они скорее откажутся от политических целей, лишь бы стандарты их жизни не снизились. Это способ их мышления.

– Какова вероятность того, что Россия использует ядерное оружие?

– По-моему, такая вероятность существует. Россияне могут применить тактическое ядерное оружие с целью устрашения. Скажем, в случае когда в Украину зайдут военные подразделения стран ЕС.

Между тем я бы больше опасался операции "в белых перчатках". Особенно учитывал бы Хмельницкую АЭС. Поскольку это не может быть Ровенская АЭС, потому что слишком близко к Беларуси, это не будет Южноукраинская АЭС, потому что рядом Одесса, разумеется, исключаем Запорожскую АЭС. Вместо этого Хмельницкая АЭС размещена на территории, которая их не интересует.

Конечно, можно рассматривать разные сценарии. Американская доктрина ядерного сдерживания предусматривает, что в случае использования ядерного оружия, они ответят. Но я сомневаюсь в этом.

То есть, это может быть маломощный тактический ядерный заряд, использованный не для того, чтобы что-то уничтожить, а чтобы устрашить.

– Польша должна сбивать российские ракеты, залетающие на ее территорию?

– Да, но, честно говоря, очень нечем сбивать, в частности, потому, что много вооружения Польша передала Украине.

Другие новости